?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Сефер Тора и Сефер Моше.
nedosionist

Окаывается, Карл Маркс и Фридрих Энгельс – это не муж и жена, а четыре разных человека.
(из анекдота)

Хумаш (Пятикнижие) состоит из двух книг: Сефер Тора и Сефер Моше.

Обычно все эти три названия используются как синонимы, с одним референтом. Однако, называя Хумаш Сефер Тора, либо Сефер Моше, мы подчеркиваем разные аспекты. Сефер Тора – можно понимать либо как «книга «Тора»», где «Тора» – это название книги, либо «книга о Торе», где Тора – это ее предмет. Аналогично, называя Хумаш Сефер Моше, мы говорим либо о Моше как авторе книги, либо как о ее главном герое.

Эти вариации перекрещиваются: Сефер Тора – это книга о Торе, написнная Моше; Тора – это тема и предмет этой книги; Сефер Моше – это книга о Моше, называемая Торой. Эти книги объединены воедино, так что стихи одной перемежаются стихами другой (см. «Чередование»). Некоторые из стихов при этом совпадают в обеих книгах. Эти стихи и эти книги имеют совеершенно разный статус. Более популярно чтение Сефер Моше, особенно среди детей и христиан; я читаю и комментирую-переписываю Сефер Тора.

Сефер Тора – это книга о сути религии; Сефер Моше - это книга о культе. То, что делает Сефер Тора святой – это ее предмет; несколько упрощая, Сефер Тора – это книга о святости. Сефер Моше – это книга о некоторых событиях далекого прошлого; Сефер Тора – это книга о вечном, невзирая на различные грамматическо-временные формы: прошедшее, будушее, настоящее, повелительное. Каждое поколение – как будто стоит у Синая, и вышло из Египта.

У этих книг совершенно разный статус истиноости. Достоверность Сефер Моше определяется тем, действительно ли происходили описываемые события, понимаемые условно-буквально; в том случае, когда независимые исторические или археологические данные входят в конфликт с описываемым, возникают вопросы о ее надежности. Достоверность Сефер Тора не имеет отношения к материальному, к истории либо археологии, зато определяется лишь тем, насколько это описание Торы ей соответствует. Это, в частности, означает, что персонажи Хумаша вполне могут быть вымышленными литературными героями, введенными с дидактическими целями, как и отдельные рассказы.

В первую очередь это касается самого Моше. Для Сефер Моше он – главный герой, и нам важно знать, что описываемые события были реальными фактами его биографии, и автором книги явился тот, с кем это все непосредственно произошло. При этом оказываются проблемами, например, вопрос об авторстве последних стихов, и разновременность написания согласно Документальной гипотезе. Если же он не жил, либо не совершил всего изложенного, а лишь часть, либо был собирательным персонажем – истинность и надежность всей Сефер Моше и всего проекта оказывется под вопросом. (Крипке обсуждает связь существовования Моше как личности с набором библейских действий-чудес; однако ситуация оказывается еще сложнее с учетом библейской двусмысленности, поскольку на вопрос «сделал ли Моше Х?», где Х – это чудо/действие в традиционном понимании, рутинно ответ отрицательный, просто исходя из текста.)

Для Сефер Тора, Моше – главным образом автор. Его существование необходимо и гарантировано – наличие текста необходимо доказывет существование его автора. Перефразивуя популярную фразу о бэконистах, «Если Бэкон написал пьесы Шекспира, то когда мы говорим о Шекспире, мы имеем в виду Бэкона (называем Бэкона Шекспиром)», можно сказать, что Моше – это автор Сефер Тора, кем бы он ни был. В конце концов, как зовут р. Меира, наверняка не известно. Если бы Моше в реале звали Васей; если бы это был творческий коллектив, работавший многие поколения, как в случае Талмуда; если бы Моше совместил собственный опыт с накопленным поколениями – во всех этих случаях автором Торы является Моше, просто по определению. Аналогично решается вопрос с содержанием: для того, чтобы описать религиозный опыт (кроме вымысла), его кто-то должен пережить. Совокупность людей, чей религиозный опыт отражен в Хумаше – можно называть Моше.

Такой подход ведет и к реорганизации иерархии веры. Для подхода Сефер Моше вера начинается с опоры на авторитет исторческого Моше, на его же авторитет в получении Торы на Синае, и на этом же по цепи базируется Традиция. Для Сефер Тора, цепочка начинается с Торы, далее к Сефер Тора, ее описывающей, и далее к Моше как ее автору. В отличие от первой, эта цепь надежна.

(Я ранее писал об этом, что «Моше, возможно, для лучшей усвояемости, завернул религиозный трактат о Торе в оболочку исторической хроники одного очень долгого путешествия.» См. также «Устная Тора» о соотношении Торы и Сефер Тора; и «Vayelech: Зачем Хумаш?» об авторстве.)