?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Хуцпа Порошенко.
nedosionist
Классическое анекдотичое описание хуцпы отвечает на вопрос что это такое, определяя ее как отношение с которым убийца собственных родителей просит о снисхождении суда, поскольку он сирота. Что донельзя подходит как иллюстрация позиции Порошенко в отношении Керченского инцидента: сперва собственноручная провокация в Керченском проливе, затем введение военого положения для избирателей оппонентов как следствие.

В юридическом статусе мореплавания в Керченском проливе и Азовском море, как очевидно, есть явные конфликты и неявные подводные камни. Там конкурируют и сочетаются два легальных режима: на основании LOSC, и двусторонних русско-украинских договоров. Есть взаимные задержания судов, и одностороннее регулирования траффика в проливе. Ситуация стала еще запутаннее с заявленным Украиной выходом из договора 1997г, и пр. Само по себе демонстративное нарушение одностороннего режима для создания инцидента (т.е. провокация), с дальнейшим судебным разбирательством – это как раз нормальная возможная процедура для прояснения спорного статуса. Это можно было сделать в любой момент, но сделано сейчас в предвыборном контексте.

Вряд ли Порошенко это сам придумал, во-первых, это тривиально, а во-вторых, на мой взгляд, длинная игра против России здесь в передаче разбирательства в трибунал LOSC, с тем, что если Россия проиграет и откажется от юрисдикции, то это подорвет ее претензии в Арктике. А это уже above his paygrade. Успех протеста сомнителен, имхо, собственный ирредентизм не отменяет фактического суверенитета над территорией и над водами, аналогичная проблема уже полвека с Японией и Курилами. Но, как правило, тестирование и отстаивание режима свободы мореплавания – это роль крупнейших мореходных стран, а не маленьких буксиров; что мб. и планируется вскоре.

Впрочем, все это можно обсуждать часами, и малорелевантно по сути. Как обычно, в подобных политических инцидентах, контест задается политической реакцией. В данном случае, внутриполитической, необоснованным введением военного положения для оппонентов накануне выборов. Тут важна инициатива: Укранское правительство само изменило юридический режим, само выбрала момент для иницирования инцидента – и само же отреагирровала внутриполитическими репрессиями. Это трюизм, что власть захватывают на крови не для того, чтобы ее затем отдать путем голосования; но все же частичный успех этой хуцпы достоин сожаления дурно пахнет. Будет ли у этого практическая польза властям, время покажет.

Например, это можно проконтрастировать с недавним инцидентом в Газе. После шаткого потепления с Хамасом, немедленно последовала израильская провокация и обострение конфликта. Однако внутриполитическая реакция на кризис (отставка Либермана) была направлена на стабилизацию. Это позволяет предполагать, что инцидент не был намеренным со стороны правительства в целом (или лично Нетаньяху), а всеь эпизод выг лядит скорее как попытка саботажа со стороны военных, или того же Либермана итд. В отличие от этого, украинская реакция была направлена на максимизацию собственных выгод от свежесозданного краткосрочного посткризисного «благоприятного» политического климата.

Американская реакция, с отменой саммита, также направлена на эскалацию, как тушение пожара керосином. Есть две основные версии этой отмены: озвученная внешнеполитическая, именно из-за Керченского инцидента, и конспиративная внутриполитическая, из-за очередного шага Мюллера. Мюллеровская версия указывает на роль этого якобы криминального расследования как инструмента саботажа внешней политики. Крымская версия указывает на систематическую проблему в американской внешней политике, где хвост крутит собакой. И то, и другое – deep state problem.

Российско-украинское противостояние вторично, его корнем является российско-европейско-американский конфликт по поводу скорости и методов европейской экспансии. Он лежит за пределами Украины, это должно решаться переговорами между большими державами. Локальное обострение такого конфликта должно являться, наоборот, поводом для назначения экстренной встречи, а не для отмены плановой. Версия о региональной природе этого конфликта хороша для информвойны, пропаганды, маскировки своих действий, давления на противника итп. Использование этого довода на высшем уровне для принятия подобных решений собственным главой госудаства сравнимо с завязыванием глаз водителю автобуса на полной скорости. Enjoy your ride.

Оригинал на DW здесь https://nedosionist.dreamwidth.org/57157.html, заходите пожалуйста, и выскажитесь там, используя OpenID. Уже: comment count unavailable

  • 1
Вы уверены, что американскому президенту надо обязательно переговариваться с Путиным о разделе Европы? Он, конечно, все равно по факту переговаривается вот таким кривым способом -- отменой саммита -- но не лучше было бы этот саммит не назначать вовсе, а если уж назначили -- отменить без объяснения причин?

Конечно, лучше переговариваться переговорами, а не путем "sending messages" авиацией и флотом. Американская дипломатия влезла в совершенно дисфункциональный режим, когда они преподносят сам факт преговоров с оппонентом как редкостное одолжение. К чести Трампа, он по-крайней мере понимает порочность этого.

Дипломатия - альтернатива войне. Дипломатией можно пренебречь, благо у нее есть альтернатива.

Но у США же нет территориального конфликта с Россией. Зачем же тогда выбирать между дипломатией и войной?

Третья альтернатива в последнее время называется sleepwalking into conflict.

Тут есть три возможных подхода: 1. Сказать, что мы далеко, территориального конфликта нет, интересов нет, и нечего нам там делать. 2. Сказать, что конфликт есть, не на нашей территории, так на союзнической. 3. Действовать в соответствии со вторым, а говорить - с первым.

Я выбираю первый подход.

  • 1